3. Усман ибн Аффан (23/644 – 35/656)

После смерти Умара Сухайб совершил заупокойную молитву по нему, и он был похоронен возле могил Пророка Мухаммада и Абу Бакра. Микдад ибн Амр пригласил членов совета в дом аль-Мувассира ибн Махрамы. Их было пятеро: Усман ибн Аффан, Али ибн Абу Талиб, Абдуррахман ибн Ауф, аз-Зубайр ибн аль-Аввам и Саад ибн Абу Ваккас. Отсутствовал только Тальха ибн Убайдулла, которого в момент этих событий не было в Медине. В качестве наблюдателя на совете присутствовал сын Умара Абдулла. Место собрания охранялось небольшим отрядом из 50 человек под руководством Абу Тальхи аль-Ансари.

В ходе совещания на место халифа были выдвинуты две кандидатуры: Усмана и Али. Саад ибн Абу Ваккас отдал свой голос за Усмана, а аз-Зубайр – за Али. Все могло решиться голосом Абдуррахмана ибн Ауфа. Однако он не решался отдать предпочтение кому-либо из них и покинул совет для того, чтобы узнать мнение народа. Он встретился и посоветовался со многими командирами и уважаемыми людьми.

После этих совещаний он вернулся в дом аль-Мувассира ибн Махрамы, и наутро все члены совета отправились в мечеть для совершения молитвы. Там же собрались лидеры ансаров и мухаджиров, уважаемые люди и командиры. Мечеть была переполнена, и после намаза Абдуррахман ибн Ауф обратился к народу и заявил о том, что члены совета намерены в завершить консультации и избрать нового халифа. Вслед за ним выступили некоторые из собравшихся мусульман. Саид ибн Зайд предложил стать халифом самому Абдуррахману ибн Ауфу, но тот отклонил предложение. Аммар ибн Йасир и Микдад ибн Амр выступили за Али, а Абдулла ибн Абу Сарх и Абдулла ибн Абу Раби – за Усмана. Для того чтобы не допустить разногласий и затягивания процесса, Саад ибн Абу Ваккас потребовал, чтобы Абдуррахман ибн Ауф проголосовал за одного из кандидатов и завершил это дело. Тогда Абдуррахман обратился к Али ибн Абу Талибу с вопросом, обещает ли он править в полном соответствии с положениями Корана и Сунны Пророка и продолжать дело первых двух халифов. Али ответил, что постарается сделать это по мере своих возможностей. Этот ответ не удовлетворил Абдуррахмана, поскольку он счел его неконкретным. Затем он обратился к Усману с тем же вопросом, и Усман с уверенностью ответил утвердительно. Тогда Абдуррахман публично присягнул ему на верность как новому халифу. Его примеру последовали все, без исключения, собравшиеся в мечети люди. Таким образом, третьим праведным халифом стал Усман ибн Аффан. В это же время в Медину вернулся Тальха ибн Убайдулла, который тоже был членом назначенного Умаром совета, но отсутствовал при избрании халифа. Когда ему сообщили, что халифом избран Усман, он заявил, что поддерживает этот выбор, и сразу же присягнул ему на верность. После этого Усман выступил с речью перед собравшимися мусульманами.

Следует отметить, что историки давали различную оценку этим событиям. Некоторые считали, что в это время между сподвижниками Пророка Мухаммада были разногласия и политические конфликты. Однако никаких серьезных потрясений в политической и экономической жизни Халифата в это время отмечено не было, и процесс избрания халифом Усмана не имел никакого отношения к тем событиям, которые произошли в конце его правления. Согласно традиции, в тот период Усман был самым достойным титула халифа человеком, и выбор членов совета был верным и справедливым.

Положение на военных фронтах

Завоевания во время правления Усмана были продолжены. Они были продолжением дела, начатого Умаром, и продолжались еще 10 лет. Однако в последние два года его правления завоевательная политика была приостановлена в связи с тем, что в Халифате началась междоусобица и смута, приведшая державу к анархии и мятежам. Все это завершилось убийством Усмана.

В этот период мусульмане, несмотря на свое численное меньшинство, сумели покорить обширные территории. Однако на завоеванных территориях им приходилось оставлять лишь небольшие воинские контингенты, которые зачастую не могли обеспечить защиту интересов Халифата. Поэтому местное население часто нарушало договоренности с мусульманами и поднимало восстания. После убийства Умара такие восстания начались сразу в нескольких завоеванных областях Халифата. Восставшие рассчитывали на то, что после мусульмане ослаблены и не найдут в себе силы для подавления этих выступлений.

Западный фронт

В 25 году хиджры население Александрии разорвало договор с Халифатом и подняло восстание. В ответ на это Амр ибн аль-Ас выступил против них и одержал победу в сражении, еще раз подчинив город мусульманскому государству. А несколькими годами позже восстали североафриканские провинции Халифата, отказавшиеся платить джизью. На них двинулся Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх. Ему удалось снова покорить их, и они вновь согласились выплачивать джизью.

Как известно, после завоевания Амром ибн аль-Асом Триполи, халиф Умар запретил ему дальнейшее продвижение на севере Африки, однако Усман дал разрешение на это. Исламская армия во главе с Абдуллой ибн Саадом ибн Абу Сархом начала наступательные действия против византийцев в этом направлении. Пройдя Триполи, войска захватили византийские корабли и в 27 году дошли до Кайруана. Там, в местечке Субатила произошла битва с византийскими войсками, которыми командовал Джарпир. Мусульмане разгромили противника, и Абдулла ибн аз-Зубайр убил Джарпира. Затем командующий войсками Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх заключил с византийцами мирный договор, согласно которому они обязались выплачивать джизью. Он был вынужден пойти на этот шаг в

связи с тем, что на юге Египта мусульманам угрожали нубийцы. Тем временем, наместник Сирии Муавия ибн Абу Суфьян предпринял поход на Аммурию . Вместе с ним в этом походе участвовали Убада ибн ас-Самит, Халид ибн Зайд, Абу Зарр аль-Гифари и Шаддад ибн Аус.

Муавия ибн Абу Суфьян хотел установить полный контроль над прибрежными районами Сирии. Однако это затруднялось тем обстоятельством, что у мусульман практически не было военного флота. Несмотря на обращения Муавии, халиф Умар не рекомендовал ему предпринимать морские операции, предпочитая им проведение сухопутных. Однако при халифе Усмане положение изменилось. Он разрешил Муавии начать создание морских сил, и мусульмане начали устанавливать свой контроль над побережьем. В 28 году хиджры боевой флот Муавии ибн Абу Суфьяна достиг острова Кипр, и мусульмане покорили население этого острова. Киприоты обязались платить мусульманам джизью. Среди завоевателей Кипра были такие славные сподвижники, как Убада ибн ас-Самит, Микдад ибн Амр, Шаддад ибн Аус, Абу Зарр аль-Гифари.

Для построения и оснастки судов необходимо было установить контроль над побережьями, богатыми лесами. По этой причине ожесточенные сражения шли на всем протяжении Южного Средиземноморья. В 31 году хиджры в Киликии состоялось первое крупное морское сражение между мусульманским и византийским флотами. Мусульманским флотом командовал Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх, прибывший из Египта, а византийским лично император Константин. Однако, несмотря на большое превосходство в военных кораблях, византийцы вновь были разгромлены, а Константин бежал.

В том же году Хабиб ибн Маслама сумел присоединить к Халифату еще некоторые районы Сирии, до этого остававшиеся под контролем Византии.

Восточный фронт

После смерти Умара восстало население Азербайджана и Армении, которые ранее были приведены к покорности Хузайфой ибн аль-Йаманом. В связи с этим халиф Усман послал туда войска под командованием аль-Валида ибн Укбы. На передовых позициях находился Салман ибн Рабиа аль-Бахили. Сломив сопротивление восставших, они вынудили население снова заключить с ними договор и выплачивать джизью.

В 29 году хиджры войска под командованием Умайра ибн Усмана ибн Саада предприняли наступление на Фергану. В то же время состоялись походы на Хорасан, в которых участвовали наместник Куфы Саид ибн аль-Ас, сыновья Али ибн Абу Талиба аль-Хасан и аль-Хусайн, Абдулла ибн Аббас, Абдулла ибн Умар и Абдулла ибн аз-Зубайр. Ранее сюда же прибыл из Басры Абдулла ибн Амир.

После этого Саид ибн аль-Ас вошел в Кумис, жители которого ранее заключили договор с мусульманами и не нарушили его. Отсюда он двинулся на Гургандж и обязал его население выплачивать джизью. Но после ухода мусульман гурганджцы начали разбойничать на дорогах, и так продолжалось до того, как Кутайба ибн Муслим был назначен правителем Хорасана.

Затем снова восстали сторонники последнего персидского шаха Йездигерда III. Они были разгромлены, а сам Йездигерд бежал в Кирман. Его преследовал мусульманский командир Мушаджи ибн Масуд ас-Сильми. Спасаясь от преследования, Йездигерд бежал в Хорасан, и был убит при загадочных обстоятельствах мельником в городе Мерв. Население Хорасана также подняло восстание. На эту провинцию двинулись войска под командованием Абдуллы ибн Амира и вторично покорили ее.

Дестабилизация политического положения в Халифате

Как уже упоминалось, сын Умара Убайдулла из чувства мести убил Хурмузана, Джуфайну и дочь Абу Лулу Фируза. По исламским законам, его действия расценивались как самосуд, и Убайдуллу следовало наказать. Кроме того, его поступок помешал проведению расследования, и вина этих людей была не доказана. К тому времени Хурмузан принял Ислам, и у мусульман не было оснований считать его поступок неискренним. Когда сына Хурмузана Кумазебана спросили о кинжале, который был в руках его отца во время его разговова с Абу Лулу Фирузом, он ответил, что его отец, увидев у Фируза кинжал, выхватил его и спросил о цели ношения оружия. Фируз ответил, что никакого умысла у него нет, и он просто носит его с собой. Когда же Хурмузан отдавал кинжал Фирузу, их увидели, а после убийства Умара свидетели рассказил об этом людям. Из его слов следовало, что Убайдулла убил Хурмузана, не имея доказательств его вины.

Приняв во внимание эти обстоятельства, Усман приказал арестовать Убайдуллу. По исламским законам, за самоуправство и убийство людей, а тем более мусульманина Хурмузана, он должен был быть казнен. Так считали Али ибн Абу Талиб и некоторые другие сподвижники Пророка. Однако многие сподвижники сочли такой приговор излишне суровым, поскольку Убайдулла не намеревался убивать правоверного и был уверен в том, что Хурмузан виновен в гибели его отца. По законам шариата, мусульманина нельзя казнить, если он убил человека, которого он считал неверующим, если тот покушался на жизнь правоверных. Поэтому многие сподвижники предлагали выплатить семьям погибших материальную компенсацию и закрыть это дело. Однако халиф Усман принял решение передать Убайдуллу сыну Хурмузана Кумазебану, который сам должен был принять решение относительно судьбы сына Умара. Он мог потребовать его казни либо помиловать его. Кумазебану была предоставлена полная свобода выбора, и мусульмане обещали, что в случае вынесения Убайдулле смертного приговора они не будут предъявлять ему претензии и сочтут его приговор справедливым и верным. Вместе с этим они долго упрашивали Кумазебана смилостивиться над Убайдуллой и простить его. Кумазебан согласился пощадить Убайдуллу, и собравшийся народ так обрадовался его великодушию, что его взяли на руки и донесли до его дома. Халиф Усман выплатил ему большую денежную компенсацию из своих личных средств, а семьям двух других погибших была выплачена компенсация из государственной казны.

Проблема была успешно разрешена, и жизнь в Халифате вернулась в нормальное русло. Однако эта стабильность продолжалась недолго, и противоречия в Халифате постепенно нарастали. Конечно же, тому были объективные причины. Одни из них были связаны с личными качествами халифа, а другие – с меняющимися условиями и политической обстановкой.

Предшественник халифа Усмана Умар отличался справедливостью и добротой. В то же время он был решителен, строг и требователен, и благодаря этим качествам он сумел навести порядок в Халифате и добиться больших успехов, как во внутренней жизни государства, так и в войнах с внешними врагами.

Усман же был мягким и великодушным человеком. Этим обстоятельством воспользовались некоторые люди для распространения в его адрес недобрых слухов. Пользуясь великодушием халифа, люди стали предъявлять к нему претензии. По различным поводам они требовали смещения наместников провинций. Уступая их требованиям, халиф Усман часто производил кадровые изменения и назначал новых наместников. Только в одной Куфе он сменил наместников семь раз, а в Египте заменил Амра ибн аль-Аса Абдуллой ибн Саадом ибн Абу Сархом.

Когда завоевания расширились, и казна государства пополнилась значительными средствами, халиф Усман, опасаясь хищений, стал назначать на государственные посты своих родственников, которым он мог доверять. Его богобоязненность и искреннее отношение к подданным убеждают историков, что он назначал своих родственников наместниками только после того, как убеждался в том, что они действительно достойны этого.

Муавия ибн Абу Суфьян был назначен наместником Шама Умаром ибн аль-Хаттабом, и Усман всего лишь сохранил за ним эту должность.

Аль-Валид ибн Укба был назначен наместником Аль-Джазиры также Умаром ибн аль-Хаттабом, а Усман отправил его править Куфой. В течение пяти лет люди были довольны его правлением, но впоследствии его обвинили в употреблении вина, и тогда Усман вызвал его к себе и, в соответствии с предписаниями шариата, наказал его за употребление вина. На его место был назначен Саид ибн аль-Ас.

Саид ибн аль-Ас вырос сиротой и получил воспитание на глазах у Усмана. Позднее его отправили в Шам, и он трудился рядом с Муавией. Однажды Умар ибн аль-Хаттаб велел ему прибыть в Медину и вознаградил его щедрым образом. Он был благородным, великодушным и красноречивым человеком, и никто не сомневался в том, что он действительно заслуживал должности наместника.

Абдулла ибн Амир ибн Кариз был сыном дяди Усмана по материнской линии. Его бабушка Умм Хаким бинт Абд аль-Мутталиб была тетей Пророка по материнской линии. Абдулла ибн Амир получил прекрасное воспитание и считался одним из самых славных и достойных представителей курейшитского рода. Усман назначил его наместником Басры, когда жители города стали препираться с Абу Мусой аль-Ашари. Тогда Абдулле ибн Амиру было всего двадцать пять лет, однако он уже руководил мусульманской армией. Под его командованием мусульманские войска завладели Хорасаном, Систаном и Кирманом. Именно он преследовал персидского шаха Йездигерда до тех пор, пока его не убили, и можно сказать, что его усилиями пала Сасанидская империя. Благодаря своему великодушию и прекрасному нраву он заслужил любовь мусульман.

Абдулла ибн Саад ибн Сарх был назначен Усманом наместником в египетской области Харб, тогда как Амр ибн аль-Ас остался наместником Хараджа. Позднее между ними возникли разногласия, и Усман велел Амру ибн аль-Асу покинуть Египет, после чего Абдулла ибн Саад стал наместником обеих областей. Была еще одна причина смещения с должности Амра ибн аль-Аса. Она состояла в том, что после покорения Александрии в 25 году хиджры Амр ибн аль-Ас начал относиться к жителям города так, как относятся к нарушившим мирный договор. Усман не считал, что жители города нарушили договор, и поэтому он сместил Амра ибн аль-Аса и назначил вместо него Абдуллу ибн Сарха. После этого происшествия Амр ибн аль-Ас переехал в Палестину и лишь изредка посещал Медину. Сподвижники не порицали Усмана за назначение Абдуллы ибн Сарха наместником Египта, и в пользу этого свидетельствует тот факт, что, когда Усман велел ему начать покорение Африки, он встал во главе армии, в которую вошли многие сподвижники и их сыновья. Среди них были Абдулла ибн Умар, Абдуррахман ибн Абу Бакр, Абдулла ибн аз-Зубайр, Абдулла ибн Джафар, аль-Хасан ибн Али, аль-Хусейн ибн Али, Абдулла ибн Амр ибн аль-Ас.

Что же касается Марвана ибн аль-Хакама, то ему было восемь лет, когда скончался Посланник Аллаха. Он был секретарем Усмана и рассказывал хадисы со слов Усмана и Али ибн Абу Талиба. К нему было очень много претензий, но некоторые знатоки хадисов охарактеризовали его качествами, которые смягчают обвинения в его адрес. Абу Бакр ибн аль-Араби сказал: “Марван был справедливым человеком и считался выдающимся мусульманином среди сподвижников, их учеников и мусульманских богословов”.

Из всего сказанного следует, что обвинения в том, что Усман ибн Аффан злоупотреблял властью при назначении наместников, являются несостоятельными.

Уместно отметить, что, в отличие от своего предшественника Умара, халиф Усман мягко обращался со своими наместниками, и это послужило причиной того, что некоторые из них осмеливались возражать ему и даже не исполняли некоторые его приказы. Умар был строг и требователен даже по отношению к своим родственникам. Усман же любил их и был мягким и добрым по отношению ко всем людям.

Во времена Умара экономика Халифата была еще неразвитой и слабой. Во времена Усмана положение изменилось. За счет огромных средств, регулярно получаемых с завоеванных территорий, уровень жизни населения значительно вырос. Приток значительных денежных средств и переполнение казны стали причиной того, что они стали достоянием всего народа. Халиф Усман, вдобавок к этому, отдавал народу свои личные средства. Все эти изменения в жизни государства привели к большой разнице между эпохой Умара и эпохой Усмана.

Изменилось и социальное положение государства. Обширные завоевания привели к миграции населения. Люди стремились жить в центрах Халифата. В городах происходило смешение культур и традиций. Многие принимали Ислам, однако эти новообращенные мусульмане еще не чувствовали прелести веры и оставались приверженцами своих старых традиций. Положение осложнялось тем, что появилось много лицемеров, втайне оставшихся последователями своих религий. Они были наиболее опасными элементами в обществе, так как стремились внести раскол в ряды правоверных и ослабить мусульманское государство.

С усилением Халифата и большим размахом завоеваний падало значение Медины как столицы государства, так как она находилась на его окраинах. В Халифате стали образовываться новые центры, по численности населения, уровню жизни населения и благоустройству значительно превосходящие столицу.

Умар запретил сподвижникам Пророка покидать Медину и расселяться в других городах. Он оставил их всех при себе для того, чтобы они помогали ему. Сподвижники были людьми, которым он доверял и поручал все важные дела. Умар ставил их в пример новообращенным мусульманам и опасался того, что в других областях Халифата они начнут новую жизнь, полную материального достатка, и растворятся в общей массе. При Усмане же положение изменилось, и он разрешил им покидать Медину. Воспользовавшись этим, некоторые сподвижники уехали в другие города и приобщились к достатку и роскоши. Их образ жизни менялся, и они все больше предавались мирским делам. В этом процессе были и положительные стороны, поскольку благодаря расселению сподвижников люди в разных областях Халифата получили возможность лично познакомиться с ними и получить знания о жизни Пророка Мухаммада из первых рук.

Таким образом, политическое, экономическое и социальное положение в Халифате претерпело значительные изменения. Перечисленные выше факторы привели к тому, что анархисты и смутьяны стали распространять недобрые слухи о халифе Усмане. По сообщениям многих историков, одним из таких людей был иудей по имени Абдулла ибн Саба (он также был известен под именем Ибн ас-Сауда) из Саны, который, по сообщениям мусульманских историков, во времена Усмана притворился мусульманином и начал вести пропаганду среди новообращенных мусульман, разъезжая по разным областям Халифата. В первую очередь, он прибыл в Хиджаз. Не найдя там благоприятной почвы для воплощения в жизнь своих замыслов, он отправился в Басру и Куфу. Оттуда он поехал в Сирию, однако там его отвергли и изгнали. Наконец, он приехал в Египет, где ему удалось найти сторонников и последователей. Он начал свою деятельность с пропаганды идеи о том, что Пророк Мухаммад, а не Иса является Мессией, пришествие которого ожидается перед наступлением Конца света. Свои порочные идеи он распространял среди новообращенных мусульман, не окрепших в вере.

В качестве объекта своих симпатий Абдулла ибн Саба избрал Али ибн Абу Талиба, который был самым влиятельным и авторитетным человеком в мусульманском обществе после халифа. Кроме того, Али был грамотным человеком, преданным идеалам Ислама, был ближайшим сподвижником и родственником Пророка Мухаммада, мужем его дочери Фатимы и отцом его внуков аль-Хасана и аль-Хусайна. Абдулла ибн Саба говорил о своей любви к Али и вел активную пропаганду в его пользу с целью внесения раскола среди мусульман. Он заявлял, что Али был единственным законным наследником Пророка. Однако, по сообщениям мусульманских историков, после прихода к власти Али этот же человек начал выражать недовольство его действиями и назначенными им наместниками. Начало противостоянию и гражданской войне в Халифате было положено в Куфе, жители которой стали возводить навет на наместника этой провинции Саида ибн аль-Аса. Эти события вошли в мусульманскую историю под названием “фитна”, что означает “смута”. В Куфе слухи против халифа Усмана постепенно переросли в мятеж. Эти события, произошедшие на десятый год правления халифа Усмана, положили начало дестабилизации политической обстановки в государстве.

В 34 году хиджры группа мятежных куфийцев выступила из Куфы в сторону Дамаска. Однако вскоре они вернулись, а затем отправились в Аль-Джазиру. Там против них принял жесткие меры наместник провинции Абдуррахман ибн Халид ибн аль-Валид. Один из куфийских повстанцев Малик ибн Харис аль-Аштар ан-Нахи был отправлен в Медину. Халиф Усман принял его и позволил ему поселиться там, где тот захочет. Аль-Аштар предпочел снова вернуться в Аль-Джазиру к Абдуррахману ибн Халиду ибн аль-Валиду. В то же время люди Абдуллы ибн Сабы вели активную подрывную деятельность.

В том же году, в сезон хаджа, халиф Усман собрал наместников на совет. Среди прибывших были Муавия ибн Абу Суфьян, Амр ибн аль-Ас, Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх, Саид ибн аль-Ас и Абдулла ибн Амир. Халиф обменялся с ними мнениями по поводу этой проблемы. Некоторые наместники предложили ему послать мятежников на фронт и избавиться от их непосредственного присутствия. Другие предложили дать им материальное вознаграждение и решить этот вопрос таким образом. Третьи предложили применить к ним самые жесткие меры, однако Усман не принял эти предложения.

Когда наместники вернулись в провинции, халиф Усман начал получать еще большие жалобы в адрес наместника Куфы Саида ибн аль-Аса. Куфийцы потребовали сместить Саида с занимаемой должности и послать к ним вместо него Абу Мусу аль-Ашари. Усман удовлетворил их просьбу, и Абу Муса стал наместником Куфы. Однако заговорщиков это не остановило, и они продолжили претворять в жизнь свой замысел. Для ознакомления с положением дел на местах, халиф Усман отправил в провинции доверенных сподвижников. Мухаммад ибн Маслама отправился в Куфу, Усама ибн Зайд – в Басру, Абдулла ибн Умар – в Сирию, а Аммар ибн Йасир – в Египет. Все они приехали с обнадеживающими вестями о том, что положение в провинциях стабильное. Только Аммар, вернувшийся последним, сообщил, что в Египте ходят опасные слухи.

В 35 году из Египта в Хиджаз прибыла группа людей, выехавших под предлогом малого паломничества. В действительности же, они прибыли с намерением предъявить халифу политические требования. Они намеревались войти в Медину и дестабилизировать там обстановку. Прибыв в столицу, они добились аудиенции у халифа, которому они донесли свои жалобы. Усман обратился к ним с речью и воспользовался помощью Али ибн Абу Талиба и Мухаммада ибн Масламы. В ходе переговоров стороны пришли к согласию, и людям было обещано, что халиф займется их проблемами и удовлетворит их требования. Египтяне отправились обратно в свою провинцию, и казалось, что инцидент был исчерпан. Однако мятежники продолжили вести пропаганду среди населения, призывая людей отправиться в Медину с жалобами на своих правителей, чтобы ввергнуть столицу в хаос.

В результате собралось около 600-1000 египтян, к которым должны были примкнуть анархисты из Куфы и Басры. Они отправились в Хиджаз и разделились на четыре группы. Египетских мятежников возглавлял аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки. С ними находился и Абдулла ибн Саба. На словах они заявляли о своих симпатиях к Али ибн Абу Талибу и выдавали себя за его сторонников. Куфийских анархистов возглавлял Амр ибн аль-Асам. С ними находился и Зайд ибн Савхан аль-Абди. Басрийских анархистов возглавлял Харкус ибн Зухейр аль-Сади. Вместе с ними был Хаким ибн Джаба аль-Абди.

Мятежники притворились паломниками, чтобы не вызывать подозрений у местных властей. Никому и в голову не могло прийти, что они намерены совершить покушение на халифа Усмана.

Наконец, группы вооруженных мятежников проникли в Медину с трех направлений. Население города выразило недовольство проникновением в город вооруженных группировок. Халиф Усман обратился за помощью к Али ибн Абу Талибу, Тальхе ибн Убейдулле, аз-Зубайру ибн аль-Авваму, Мухаммаду ибн Масламе и другим своим соратникам. Они поддержали его и вместе с ним отправились к мятежникам. Али обратился к ним с требованием вернуться обратно. Казалось, что анархисты согласились с ним и даже решили вернуться. Однако, когда Али и другие представители халифа ушли, они продолжили свое продвижение и окружили дом Усмана. Али срочно прибыл туда и спросил у них о причинах их возвращения. Мятежники ответили, что им стало известно, что Усман отправил послание наместнику Египта, в котором приказал ему казнить всех участников этого восстания. Сын Абу Бакра Мухаммад представил Али письмо Усмана наместнику Египта в качестве доказательства правдивости их слов. Али сказал, что если это дело касается египтян, то почему в осаде дома халифа участвуют и басрийцы и куфийцы? Мятежники ответили, что поклялись быть вместе со своими товарищами. Стало ясно, что эти события были не случайностью, а результатом тщательно спланированной акции.

Вначале осада дома Усмана носила формальный характер. Он мог свободно перемещаться, и к нему свободно могли приходить и другие люди. Однако затем мятежники запретили это делать. Усман вызвал на помощь войска из Дамаска, Египта и Басры под командованием Хабиба ибн Масламы, Муавии ибн Худейджа и Кааки ибн Амра. Во время пятничной молитвы Усман выступил с обращением к восставшим, однако они постоянно перебивали его и мешали ему говорить. Разгневанные сторонники Усмана, собравшиеся в мечети, выступили в защиту халифа, и между сторонами произошел первый конфликт. Противоборствующие стороны забросали друг друга камнями. Сторонники халифа решили вооружиться и дать вооруженный отпор мятежникам, однако Усман запретил им делать это. Затем халиф посетил дома Али, Тальхи и аз-Зубайра. Это был его последний выход из дома, поскольку после этого мятежники не давали ему такой возможности. Даже молитвой стал руководить один из повстанцев аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки. Только в присутствии Али или Тальхи он уступал им это место.

Постепенно мятежники ужесточали осаду. Они запретили поставлять в дом халифа воду и продовольствие. В этих условиях друзья халифа отправили к нему на помощь своих сыновей. На защиту халифа Усмана встали Абдулла ибн Аббас, Абдулла ибн Умар, Абдулла ибн аз-Зубайр, сыновья Али аль-Хасан и аль-Хусайн, Мухаммад ибн Тальха и многие другие. Однако Усман категорически запретил им использовать оружие против мятежников.

Наконец, пришло известие о подходе к Медине войск из Сирии. Известие об этом ввергло мятежников в панику, и они решили ворваться в дом Усмана. Однако группа сподвижников, в которой находились аль-Хасан ибн Али, Абдулла ибн аз-Зубайр, Мухаммад ибн Тальха, Марван ибн Хакам, Саид ибн аль-Ас, помешали им. Тогда они устремились к другому входу и подожгли его. Ворвавшись в дом, аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки нанес халифу Усману удар по голове и убил его. В его убийстве участвовали также Судан ибн Хамран и Кинана ибн Бишр ибн Утаб. Одному из охранников Усмана удалось убить Судана ибн Хамрана, однако сам он тоже был убит . Затем мятежники подожгли дом Усмана. Это произошло 18 Зульхиджа 35 года хиджры. Халифу Усману тогда было 82 года.